Президент Латвии опять потянул руки к Псковской области

Президент Латвии Эгилс Левитс предложил Сейму законопроект «О латышских исторических землях», в котором выразил тревогу по поводу сохранения традиционной культурно-исторической среды латышских исторических земель и предложил уделить проблеме усиленное внимание. Хорошее начинание. Только вот среди этих земель он назвал «город Абрене бывшего Абренского уезда», а это не Латвия. Это город Пыталово и Пыталовский район Псковской области. А Абрене — довоенное латвийское название Пыталова.

Об этом сообщает Редакция

Да и латышей в Пыталовском районе почти нет. По латышским данным в начале 2000-х их там было 690, а по российским, на период 2005 года, когда готовился договор о государственной границе между нашими странами, судя по описи, латышами назвали себя всего лишь… 76 человек, да и те родным языком не владели. То есть сохранять там Риге нечего.

Тем не менее, в 2005-м латвийские националисты предъявляли территориальные требования, желая вернуть Пыталовский район, доставшийся республике в 1920 году в результате подписания ослабленной советской Россией Рижского мирного договора. Вернулся он в Россию после освобождения от гитлеровцев — по Указу Президиума Верховного Совета РСФСР от 16 января 1945 года.

Был образован Пыталовский район, а городу Абрене вернули название старинного посёлка — Пыталово. Это было вполне логично. В 1945 году в районе проживало 85,5% русских, 12,5% латышей. Видно, поклонники латышских эсэсовцев, воевавших в этих краях с советскими войсками, хлынули подальше от русских, в свои деревни. Город стал российским районным центром.

Но дело и в традициях, в памяти. Название Пыталово хотели вернуть ещё в 1940-м, с вступлением Латвии в состав СССР, но не успели из-за войны. Оказалось, что население помнило старое название.

Портал lv.sputniknews.ru сообщил, что именно администрация Абрене подняла осенью 1940-го вопрос о переименовании его в Пыталово. Об этом сообщала газета «Падомью Латвия». Она писала: «Состоялось совещание, в котором приняли участие все ответственные руководители городских учреждений. Участники признали, что нынешнее название города не имеет никакого исторического обоснования. В прошлом Абренский край назывался по имени бывшей таможни и станции — Пыталово. Это название до сих пор сохранилось среди жителей… Участники совещания постановили дать городу и краю старое название — Пыталово. В связи с чем просят подтверждения высших инстанций»…

В 2005 году из-за претензий латышских националистов ходил смешной анекдот: «В Латвии национальная катастрофа. Вайра Вике-Фрейберга объявила России войну за Абренскую волость. 150 миллионов русских приехали в Ригу сдаваться».

Вайра Вике-Фрейберга — канадская латышка, которая была президентом Латвии в 1999 — 2007 г. г. А в ответ на территориальные претензии латышских националистов Владимир Путин в 2005 году произнес свою знаменитую фразу: «Не Пыталовский район они получат, а от мертвого осла уши».

Предлагая Сейму законопроект «О латышских исторических землях», Эгилс Левитс, видимо, вспомнил, что после Рижского мирного договора 1920 года входившее в состав Российской империи Пыталово, чье название псковские краеведы объясняют фамилией гвардейского поручика Пыталова, владевшего в 1766 году этими землями, сначала переименовали в Jaunlatgale («Новая Латгалия»), а затем в Abrene от латышского abra («квашня»), видимо, из-за увлажненных земель.

Латвия заглядывалась на эти земли после Октябрьской революции и после распада СССР, уверяя, будто они — исконные латышские. Но это сомнительное утверждение. По крайней мере, можно сказать, что они такие же латышские как и русские, только у латышей оказалась кишка тонка, чтобы удержать их, начиная с раннего средневековья.

Именно русские отбили их у крестоносцев, а потом и у гитлеровцев. Да, кстати, и у латышских эсэсовцев.

Первое «боевое крещение» латышские дивизии СС получили в бою с наступающими советскими войсками 16 марта 1944 года именно в Псковской области у реки Великая, которую они, гитлеровцы-латыши, называли Муде. Пыталово как раз расположен на притоке Великой — на реке Утроя.

В Абренском уезде даже в период существования буржуазной Латвии до вхождения республики в состав СССР русских и латышей было поровну. Если уходить в глубь веков, то здесь жили одновременно балтские и славянские племена. Но в XIV веке на эти земли стали нападать рыцари Ливонского ордена. Латышские ли племена от них отбились? Нет. Русские поставили крепость в местечке, которое поименовали Вышгородок.

Это была первая линия обороны псковских рубежей. Возвели здесь церковь Бориса и Глеба. В 1480 году ливонцы разрушили крепость и церковь, перебили жителей. Но русские отбили земли, население возродилось. Эти территории и оставались частью Российской империи до революции. В 1863 году около Пыталово появился железнодорожный полустанок, а в 1881 году — небольшой вокзал Петербурго-Варшавской железной дороги.

В 2007-м между Российской Федерацией и Латвийской Республикой был подписан и ратифицирован договор о российско-латвийской государственной границе. Рига официально отказалась от каких-либо территориальных претензий к России.

Но, видно, президенту Эгилсу Левитсу до сих пор снятся «от мертвого осла уши». Между прочим, в период заключения договора он был советником Вайры Вике-Фрейберги и настаивал на принципе непрерывности Латвийской республики, то есть с включением в том числе в её состав Абренского уезда — Пыталовского района Псковской области. Хорошо, нашлись в Риге люди поумнее… Не стали ждать, когда 150 миллионов русских придут сдаваться.

Постсоветское пространство

В ОДКБ подтвердили информацию об обращении Армении

Армения обратилась в ОДКБ

В МИД РФ прокомментировали информацию об иностранных наёмниках в Карабахе

Посол Азербайджана оценил вероятность вмешательства ОДКБ в карабахский конфликт

Все материалы по теме (2535)


Источник: “https://svpressa.ru/society/article/277034/”