Дело против Альберта Худояна похоже на «процесс отжима» в исполнении Сергея Говядина и экс-депутата Ильдара Самиева

Дело против Альберта Худояна похоже на «процесс отжима» в исполнении Сергея Говядина и экс-депутата Ильдара Самиева

Отечественная судебная система не перестаёт показывать россиянам причудливые фокусы. Магия становится особенно сильной, когда дело касается лакомой столичной недвижимости. Попробуем последить за тем, как в Коптевском районном суде Москвы идёт процесс девелопера Альберта Худояна.

Бизнесмену предъявлено обвинение в хищении у фирмы «Мэнсфилд» прав аренды земельного участка под жилищный комплекс на Ленинградке. Потерпевшими в этой истории считаются бизнесмен Сергей Говядин и экс-депутат Ильдар Самиев.

Участок, являющийся причиной конфликта, оказался в распоряжении Худояна в 2007 году. Владение 37 по Ленинградскому проспекту (11, 4 га) находилось в аренде у приобретённого бизнесменом ООО «Авиасити», на момент покупки никакой документации на строительство, прежде всего ГПЗУ и официального разрешения, у компании не было.

Как сообщала «Общая газета», «Альберт Худоян купил у офшорной компании, не раскрывающей бенефициаров, фирму «Авиасити», арендовавшую 11,4 га земли на Ленинградском проспекте, вл. 37, неподалеку от метро «Динамо». Владельцем ООО «Авиасити» был кипрский офшор Visenia, который в свою очередь принадлежал компаниям Astar (99%) (Ангилья) и Kalima (1%) (Кипр). По словам Худояна, он вложил около 100 млн долларов в приобретение права на аренду земельного участка под строительство жилого комплекса и подготовку пакета проектных документов.

В 2015 году интерес к проекту проявил друг Худояна Ильдар Самиев. План состоял в том, чтобы инвестировать в возведение жилищного комплекса не менее 50 млн долларов, а за это, в качестве бизнес-партнёра, получить 50% акций Visenia. При этом в договорах и прочей документации были прописаны номинальные 500 евро, сообщает «Общая газета», однако, по словам Худояна, Самиев не внёс в строительство обещанные 50 млн. Давая показания, Самиев утверждал, что его вкладом за 50% в проекте стал участок в 3,5 гектара по адресу Багратионовский проезд, 5, в прошлом занятый заводом «Айс Фили» и легендарной «Горбушкой», пишет «Общая газета». По версии Худояна земельный участок передали не как инвестицию, а в счёт погашения Самиевым отдельного долга перед сторонней организацией – компанией Dira (Ангилья).

В результате у «Авиасити» образовался ряд долгов на общую сумму 516 млн рублей. В их числе – и долг перед столичным Департаментом имущества за аренду земли. Поскольку осуществлять строительство при подобных долгах нельзя, «Авиасити» стала действовать через дочернюю компанию-застройщика. Доли в этой новой фирме были переданы кредиторам, что, по мнению Худояна, явилось единственным возможным способом спасения от банкротства.

Ситуация обострилась в 2018 году. Самиев оказался фигурантом дела о мошенничестве при строительстве жилищного комплекса «Knightsbridge». После этого экс-депутат стал активно взаимодействовать с Сергеем Говядиным, которого СМИ называли «решальщиком», у которого есть связи в правоохранительных органах. Дальнейшие события развивались стремительно: против Худояна возбудили дело, в 2019 году предприниматель был арестован. Следствие, как отмечал «Коммерсант», было сопряжено с целой чередой скандалов: уволили начинавших расследование сотрудников столичного ГСУ МВД, заключили под стражу следователя и двух руководящих лиц Следственного департамента, которых стали подозревать в потворстве Худояну. В итоге до суда дело доводили сотрудники Следкома РФ. Напоминающая 30-е годы чехарда в следственных органах наглядно показывает, с каким трудом лепилось это дело.

Осенью 2020 года генпрокуратура передала дело Худояна в Коптевский суд, где оно было принято к производству судьёй Мариненко. Как полагает защита Худояна, при предсудебной подготовке было допущено грубое нарушение: ни адвокаты, ни подсудимый не смогли ознакомиться с двумя томами дела. А ведь согласно законодательству, обвиняемые до передачи дела в суд имеют право на знакомство со всеми материалами, на дачу замечаний, на ходатайства о следственных действиях и приобщении доказательств или их исключении из дела. Как показывает судебная практика, 99,9% случаев подобного рода влекут за собой возвращение дела в следственные органы.

И здесь, казалось бы, справедливость восторжествовала: дело вернули прокурору. Однако тут-то и начались фокусы и странности: прокуратура оспорила судейское решение в Мосгорсуде. Худоян, де, со всеми материалами ознакомился, а путаница возникла из-за двусторонней печати, которую имел ряд листов дела. Решение было принято в пользу… прокуратуры, и дело Худояна вновь оказалось на столе судьи Мариненко с поручением – проверить, действительно ли двусторонняя печать служит оправданием для доблестных следователей.

Защита пыталась доказать: наличие листов с двусторонней печатью не отменяет того, что обвиняемый не был ознакомлен с частью материалов. Ведь если копировать с двух сторон 280 листов, то получится 560 страниц, а защите не дали ознакомиться с 698 страницами. В подтверждение этого адвокаты даже составили специальную таблицу, но это не помогло. Неожиданно судья 15 февраля 2021 года принял решение об отказе в возврате дела на доследование. Такое, согласно мнению защиты Худояна, может произойти лишь при предвзятом ведении процесса.

По данным источников, близких к Московскому городскому суду, сразу по принятии решения о возвращении дела Мариненко якобы вызвал на ковёр заместитель председателя данной инстанции Дмитрий Фомин и разнёс подчинённого, «играющего с огнём» и тянущего резину.

По данным этого же источника на Мариненко может давить и ставленница Фомина – Петрова О.В. – и.о. председателя того самого Коптевского районного суда, где трудится Мариненко.

В процессе рассмотрения дела были допрошены два основных «свидетеля обвинения», из показаний которых оно и составлено: Ильдар Самиев и Сергей Говядин. Они утверждали, что имеют право на владение долей проекта, похищенной у них Худояном. Согласно стенограмме допроса Самиева (редакция располагает данным документом) экс-депутат в ответ на вопрос о конкретных доказательствах прав собственника и сделанных инвестициях говорит, что все это подтверждается «бумажными документами».

Адвокаты Худояна требовали более подробных разъяснений и протестовали против подобного поведения свидетеля, однако вопрос судом был снят, и допрос продолжился далее. Никаких «бумажных документов» в деле конечно нет, утверждает защита Худояна.

С допросом Говядина получилось ещё интереснее. Судя по его словам, он запамятовал, когда оказался акционером «Мэнсфилда», не знает и не помнит, где и как заключались сделки и оформлялась документация. Вдобавок ко всему «совладелец», оказывается, считает «Авиасити» материнской компанией, а «Висению» дочерней.

И, наконец, самое главное. Почему именно Коптевский суд? Ведь уголовные дела рассматриваются судами по месту окончания совершения преступления. Согласно следствию, это место – ИФНС №46 на Тушинской улице, где произошла регистрация долей нового застройщика. Но этот участок находится в юрисдикции Тушинского райсуда!

Почему же дело передано в Коптевский суд? Неужели непрофессионализм правоохранителей? Вряд ли с таким громким и финансовоемким делом произошла какая-то случайность. Подобные перемещения часто бывают связаны с тем, что у инициаторов дела есть возможность обеспечить нужный результат.

Каков же итог? Одно из наиболее громких дел 2020 года превращено в непонятно во что. Бизнес-конфликт решается методами тридцатилетней давности – те, кто обязан охранять закон и честных граждан, и нечистые на руку дельцы душат конкурентов, «отжимают» активы и собственность. Если власть на самом верху не обратит внимание на происходящее у неё под боком, в столице России – страна быстро и на сей раз уже бесповоротно скатится к беспределу.

versia.ru


Источник: “http://fbi.media/дело-против-альберта-худояна-похоже-н/”