Партнер Сулеймана Керимова прощает всем кому должен

Виталий Смагин мог стать "разменной монетой" в вопросе возврата долгов Сулейману Керимову.
Как сообщает корреспондент The Moscow Post, московский арбитраж признал банкротом бизнесмена Виталия Смагина, который уже несколько лет пытается стрясти круглую сумму со своего экс-партнёра Ашота Егиазаряна. По сути, это могут быть деньги Сулеймана Керимова — несколько лет назад тот перечислил их экс-парламентарию, который вкладывался в проект многострадальной гостиницы "Москва". Более того, больше всего Смагин оказался должен cоакционеру Соликамского магниевого завода Игорю Пестрикову (940,9 млн рублей). Не исключено, что сам Пестриков задолжал Керимову: несколько лет назад бизнесмен вместе с партнёрами по СМЗ сперва реализовал сенатору "Сильвинит", а потом получил над ним контроль обратно — неизвестно, получил ли Керимов в итоге заплаченные за компанию денежки. Выходит, куда не посмотри в этой истории, везде так и маячит тень господина Керимова. Смагин мог стать "крайним" в схемах Керимова.

На данный момент к господину Смагину предъявлены требования примерно на 1,3 млрд рублей. Бизнесмен является совладельцем девелоперской компании "Центурион групп", которая, среди прочего, занималась проектом торгового комплекса "Европарк" вместе с экс-депутатом Госдумы Ашотом Егиазаряном. По некоторым данным именно этот актив сейчас больше всего интересует кредиторов Смагина.

Кроме того, у Смагина находятся права требования к Егиазаряну на 70 млн долларов. Лондонский международный третейский суд обязал бывшего депутата заплатить эту сумму за 20% компании "Центурион альянс", владевшей "Европарком", ещё в 2014 году. Смагин обвинял своего бывшего партнёра в том, что в результате мошенничества он лишился своей доли в "Центурион альянсе".

Бывшие партнёры до сих пор разбираются в судах: Егиазарян пытается обжаловать решение инстанций и платить по счетам не намерен. И взыскать с него деньги действительно сложно: уже много лет он проживает в США. За рубеж он уехал после того как стал подозреваемым в крупном мошенничестве и был лишен депутатской неприкосновенности.

Но Смагин, как говорится, не сдается. Ведь Керимов может заставить его или Егизаряна вернуть свои деньги любым способом.

След сенатора

Смагин обратил внимание американского суда на то, что Егиазарян перечислил более 188 миллионов долларов на счёт траста в Лихтенштейне — Alpha Trust — в июне 2015 года, всего несколько дней спустя после того, как по одному из арбитражных процессов было заключено соглашение. Позднее банковские счета Alpha Trust, в котором Егиазарян является учредителем, распорядителем и бенефициаром, были заморожены властями Лихтенштейна.

А средства в Alpha Trust, по данным "Версии", оказались в результате выигрыша представителей Егиазаряна у представителей Сулеймана Керимова по делу, связанному с финансированием проекта "Москвы" — столичной гостиницы, которая стала объектом череды скандальных сделок, потрясших рынок после финансового кризиса 2008 года. В ноябре 2014 года все тот же Лондонский международный арбитражный суд обязал Керимова выплатить Егиазаряну 250 млн долларов, которые были потрачены им на строительство отеля. К слову, Керимов позднее продал "Москву" белорусским бизнесменам Юрию и Алексею Хотину, успешно "открестившись" от объекта.

Но дело с Егиазаряном быстро обросло скандалами: так, противники Керимова стали угрожать арестом всех активов сенатора в качестве обеспечительной меры. Для него это грозило проблемами, в частности, с акциями корпорации " Уралкалий". В итоге он и отправил деньги в лихтенштейнский траст, доступ к которому должен получить Смагин.

Бывший депутат Ашот Егиазарян, скрывающийся в США, в 2018 году в России был приговорен к семи годам в колонии общего режима. Его обвиняли в мошенничестве на 7 млрд руб.

Последний же в то время начал делать громкие публичные заявления о намерении реализовать девелоперские проекты в том числе на отобранных у Егиазаряна земельных участках. Но реальных результатов так и не последовало, хотя, по словам бизнесмена, даже были получены разрешения на строительства. А строить, похоже, господин Смагин собрался именно на средства господина Керимова. А если деньги выделялись, то вопрос куда они ушли?

И тут стоит отметить один момент: изначально Смагин не выступал против сделок с участием Егиазаряна, которые сейчас называет "мошенническими". Но затем он с чего-то решил сделать бывшего партнёра "главным злодеем" — как раз тогда, когда у Егиазаряна оказались деньги Керимова. Совпадение?

Добавим также, что у самого Смагина весьма неоднозначная репутация. По информации "Момента истины", в Швейцарии ему предъявили обвинение в мошенничестве и легализации доходов, полученных незаконным путём. Схема проста: взял денег взаймы и не отдал. Аналогичную историю он мог провернуть и с бывшим вице-президентом " Роснефти" Анатолием Локтионовым, которого бизнесмен предположительно мог "кинуть" на 2 млн евро.

Ходили слухи, что Смагин также мог заниматься чуть ли не рейдерскими захватами. Как утверждают авторы портала "Русский криминал", якобы Смагин с помощью поддельной доверенности вывел собственность и ликвидировал ООО "Технопарк Подмосковье", которой управлял бизнесмен Дмитрий Гаркуша через кипрский офшор Imagor Trading & Investment. К слову, Гаркуша также являлся бизнес-партнёром все того же Егиазаряна.

О Смагине действительно говорят всякое, что наводит на мысль, что ему не привыкать участвовать в различного рода "схематозах". И история с Егиазаряном — один из примеров?

Старые связи

Вызывает вопросы и тот факт, что больше всего Смагин умудрился задолжать именно Игорю Пестрикову — акционеру Соликамского магниевого завода. В своё время Керимов выкупил у акционеров СМЗ принадлежащий им "Сильвинит" в рамках сделки по слиянию предприятия с " Уралкалием", "в нагрузку" получив контроль над СМЗ и Ловозерским ГОКом. Позднее, правда, господин Керимов, расставшись с акциями " Уралкалия" из-за белорусского калийного скандала, продал контрольные пакеты в СМЗ и ГОКе обратно акционерам.

Вот только получил ли он свои средства обратно — вопрос открытый. Не факт, что у того же Пестрикова вообще есть деньги.

И тут стоит вспомнить, что в своё время этот обмен активами он проворачивал вместе с другим совладельцем СМЗ, Петром Кондрашевым, будучи его младшим партнёром. Сейчас же Игорь Пестриков находится в корпоративном конфликте с другими акционерами СМЗ. В 2016 году между ним и Петром Кондрашевым был заключен договор залога акций. Затем господин Пестриков без уведомления партнёра передал тот же пакет в залог Абсолют банку. Это выяснилось в 2019 году, когда господин Кондрашев решил внести в реестр владельцев акций свою запись о залоге. В итоге суд обязал внести эту запись в пользу Петра Кондрашева, но лишь как последующего залогодержателя, писал "Коммерсант".

Желание Керимова может пытаться получить средства, который некогда отдал за скандальный актив понятно. Вот только кто ему вернет, когда кругом одни "банкроты".